Параграф 78. Часть 1: на самом интересном месте

Параграф 78Признаться, никакого энтузиазма этот фильм не вызывал. «Наш ответ «Чужим» по версии продюсеров, «знакомые все лица», кочующие из блокбастера в блокбастер, 10 миллионов бюджета… Однако нужно отдать авторам должное: с первых же кадров они заставили поверить в то, что это действительно фантастическая реальность, от которой веет каким-то холодом небытия, что-то в духе Рэя Брэдбери. Холодом времени, которое еще не наступило. Читать далее «Параграф 78. Часть 1: на самом интересном месте»

Монгол – история о том, как волчонок превратился в тигра

На улице любителей отечественного кино снова праздник. Не успели они наглядеться на изнанку мира «глянца» и отойти после шокирующего балабановского «Груза 200», как мэтры российского кинематографа выпустили на широкий экран два новых масштабных проекта. И если михалковский «12», номинирующийся сейчас на «Оскар», — психологическая драма, успех которой обусловлен непредсказуемым сюжетом, потрясающей актерской игрой и не спадающим ни на миг напряжением, то «Монгол» — стопроцентный мировой блокбастер. Новый кинохит Сергея Бодрова вполне мог появиться в Голливуде и окупить многомиллионный бюджет в первый же уикенд. Читать далее «Монгол – история о том, как волчонок превратился в тигра»

Код апокалипсиса: рагнарек по-русски и прочие неприятности

Вы не могли не слышать об этом проекте, бюджет которого превысил 400 миллионов рублей, а роль главного злодея сыграла мировая знаменитость. Вы могли не смотреть телевизор или ролики-превью в кинотеатре. Вы могли не слушать новости, не читать прессу, не блуждать по бескрайним просторам сети. Но пройти мимо ярких афиш с рекламой «Кода Апокалипсиса» вы не могли. На афишах этих демонически сверкал очами французский актер, красавец-мужчина Венсан Перес и гордо глядела в даль изрядно потрепанная борьбой с мировым терроризмом экс-няня Анастасия Заворотнюк. В течение сентября вся страна, затаив дыхание, ждала Конца Света, организованного режиссером Вадимом Шмелевым и Ко.

Ждала-ждала и дождалась. Рагнарек по-русски получился вполне себе блокбастером, где под нагромождением спецэффектов, пафоса и актерской игрой двух звезд, оставлявшей желать лучшего, скрывался нехитрый смысл. Увы и ах, как раз до него-то создателям и не было никакого дела.

Начиналось все хорошо: от конца света человечество отделяет один телефонный звонок и одиннадцать цифр. Эдакий код апокалипсиса, одна часть которого известна положительной героине, другая — отрицательному герою. Она ищет код, чтобы обезвредить бомбы. Он — чтобы их активировать.Она должна любой ценой спасти мир. Он готов уничтожить миллионы людей.

Их судьбы сплелись в ленту Мебиуса: он убил человека, которого Она любила и за которого готова жестоко мстить. Что из этого получается? Разумеется, история борьбы и вынужденного сотрудничества двух супергероев. Они готовы убить каждого, кто встанет на пути, но не могут причинить вреда друг другу. До поры, до времени не могут…

Когда станут известны все одиннадцать цифр, наступит время решающей схватки. Кто победит в этом поединке, думаю, догадаться не сложно. Подкину подсказку-спойлер: фильм снимался при поддержке фонда патриотического кино. Что из этого следует? Что в финальной сцене Заворотнюк будет стоять перед бравыми бойцами американской армии и нагло смотреть в глаза главному ЦРУ-шнику. Америкосы будут целиться в няню, простите — полковника армии Российской Федерации, героиня будет излучать презрение в каких-то фантастических масштабах. А потом вдруг прилетят волшебники-десантники на двух боевых вертолетах и покажут бесплатно всем Кузькину Мать.

Возможно, кого-то сцена поразит до глубины души, моим же соседям по кинозалу пришлось сдерживаться, чтобы не зарыдать от смеха. Столько пафоса вы не отыщете даже в крутом американском боевике с Брюсом Уиллисом — «крепкому орешку» в особо напряженные моменты все-таки присуща адекватная самоирония. Няня же, которой, кстати, так и не удалось избавиться от своего «фирменного» акцента полностью, непробиваема. Да простит меня звезда отечественного мыла, но назвать ее иначе как «Баба-Рембо» в контексте данной ленты я не могу — уж больна крута.

Сама актриса считает, что роль помогла ей сменить амлпуа глупенькой смазливой няни на образ сильной женщины. Сильная женщина, потерявшая любимого мужа, оказалась на поверку страшнее любого апокалипсиса.

Кстати, заметьте: история персонажа очень характерна именно для отечественного кино. Два разведчика работают вместе, влюбляются, женятся. Когда Он погибает, Она начинает мстить. Вы думаете, в американском фильме героиня, оказавшись наедине с безумно обаятельным Девье, не попала бы под его чары? Дудки! Они непременно оказались бы в одной постели просто по принципу: «Ты привлекательна, я чертовски привлекателен и пусть весь мир подождет… ». Но не таковы русские разведчики! Для них долг, Родина — превыше всего.

Факт отображения такого патриотизма, конечно, радует — надо же, в конце концов, боевой дух поднимать. Однако, больше радоваться особо нечему.

Нет, зрителю устроят нескучную экскурсию по пескам Ближнего Востока, Елисейским Полям и улочкам Флоренции, фьордам Норвегии и небоскребам Малайзии. Зрителю покажут такие трюки, от которых голова идет кругом. Так-то оно так, вот только смысловой нагрузки кино эти «навороты» не добавят. Не ждите особой интриги: все ходы персонажей довольно предсказуемы, равно как и концовка.

Не питайте иллюзий, навеянных громкой пиар-компанией: по уровню «Код апокалипсиса» — типичный высокобюджетный боевичок.

Венсан Перес правда чудо как хорош, но и ему не дали как следует реализоваться. Ролевой диапазон масок актера не велик: от слабака-предателя до мирового зла в человеческом обличье. Честно говоря, монстра из Переса не вышло — создатели фильма не смогли избавиться от харизмы актера так же, как и от говора Заворотнюк.

Резюме: несмотря на тонны спецэффектов и пафоса, кино получилось слабеньким. В своих статьях я редко высказываюсь категорично, однако для «Кода», пожалуй, сделаю исключение. Не тратьте на этот фильм драгоценное время. Право, он того не стоит.

Variety назвало ловкий монтаж картины

Variety назвало ловкий монтаж картины, где выстрелы американских пехотинцев по безоружным иракцам чередуются с эпизодами, где мать солдата читает последнее письмо от сына из Багдада, — «явным кинематографическим памфлетом кампании 2004-го года». Читать далее «Variety назвало ловкий монтаж картины»